Категории

Акнекутан при розацеа

Роаккутан

Мне обсолютно не помогает Акнекутан

В результате проведенного исследования установлена эффективность применения Акнекутана* – препарата изотретиноина, созданного на базе технологии Lidose®, – у пациентов с тяжелыми, постоянно рецидивирующими и длительными торпидными формами розацеа. Наилучший результат наблюдается при применении Акнекутана в дозе 16 мг ежедневно до достижения стойкой клинической ремиссии, с последующим переходом на прием по 8 мг в сутки или по 16 мг один раз в двое суток в течение месяца. Улучшение клинической картины наступает уже через 1 месяц после начала терапии, лечение в течение 3–3,5 месяцев приводит к наступлению клинической ремиссии, сохраняющейся в течение 7 месяцев наблюдения после проведенного лечения.

Введение

Розацеа относится к распространенным дерматологическим заболеваниям, в некоторых случаях протекающим тяжело. Для розацеа характерно преимущественное поражение кожи лица, вызванное экзогенными и эндогенными провоцирующими факторами, в том числе нарушениями кровоснабжения кожи и расстройствами со стороны нервной системы, повышенной активностью клеща рода Demodex и бактериальной флоры, нарушением функций пищеварительного тракта, гормональными и эндокринными нарушениями, инсоляцией и т.д. [1–14]. 

Заболеваемость розацеа составляет от 3 до 10% от общего количества дерматозов и стоит на 7-м месте по частоте среди кожной патологии. По некоторым данным, розацеа страдают от 10 до 20% людей в возрасте от 30 до 60 лет преимущественно со светлой кожей кельтского происхождения [15, 16]. Многие авторы отмечают, что у женщин розацеа возникает в 2–4 раза чаще, чем у мужчин, другие связывают это с тем, что мужчины реже обращаются за медицинской помощью. Розацеа у мужчин протекает более реактивно, приводя к запуску пролиферативных процессов, обусловливающих формирование фим [17, 18].

Одна из основных проблем, с которыми сталкиваются дерматологи при лечении пациентов с розацеа, заключена в том, что даже адекватное применение лекарственных препаратов не всегда обеспечивает желаемый эффект, тогда как нерациональная и недостаточная терапия и вовсе приводит к хронизации заболевания и психосоциальной дезадаптации больных. Одним из методов преодоления такой терапевтической резистентности является, по мнению некоторых ученых [19–22], использование малых доз изотретиноина, однако в этом случае отсутствуют четкие рекомендации относительно режимов дозирования и суммарной дозы препарата. Появление на рынке инновационной формы изотретиноина, созданной на базе технологии Lidose® (Акнекутан, АО «Ядран»), предоставило дерматологам возможности для более широкого внедрения этого метода лечения торпидных форм розацеа в по­вседневной практике и послужило поводом для нашего исследования. Целью исследования было изучение особенностей фармакокоррекции длительно существующих и торпидных к лечению форм розацеа препаратом Акнекутан и режимов его дозирования.

Материалы и методы исследования

Под наблюдением находились 56 пациентов (33 женщины и 23 мужчины) в возрасте от 25 до 63 лет, из них 49 с диагнозом «папуло-пустулезная форма розацеа» и 7 – со стероидной розацеа. Длительность заболевания варьировала от 2,5 до 11 лет, более чем у половины обследуемых (63,5%) она составляла от 6 до 10 лет. Предшествующее неоднократное лечение, даже с использованием полноценных комплексных схем лечения, с включением длительных курсов антибиотиков, сосудистых препаратов, антигистаминных средств, а также десенсибилизирующих средств и витаминов, не привело к положительной динамике процесса.

На первичном приеме всеми пациентами заполнялись индивидуальные опросники и проводилась беседа для определения возможных триггерных факторов, в ходе которых было выявлено, что наиболее частые обострения заболевания наблюдаются у лиц с эмоциональной неустойчивостью, подверженных постоянным стрессам, инсоляции, а также проводящих более 6 часов в день за компьютером. Связь обострений с изменением температуры окружающей среды и алиментарными факторами была отмечена всего у 15% наблюдаемых, а 21% наблюдаемых не могли определить причину обострения. Оценку дерматологического статуса помимо традиционного клинического обследования проводили с использованием шкалы диагностической оценки розацеа (ШДОР) [23] до лечения, а также в конце каждой 4-й недели терапии. Оценка включала выраженность эритемы, количество папул и пустул, наличие телеангиэктазий, сухости кожи, ощущений жжения и покалывания, отека лица, а также выраженность симптомов офтальморозацеа. У пациентов со средней степенью тяжести заболевания оценка по ШДОР в среднем составляла 13 баллов, при тяжелой степени – 18 баллов.

Для оценки влияния кожного заболевания на качество жизни пациентов использовали шкалу дерматологического индекса качества жизни (ДИКЖ), включающую 6 основных параметров: симптомы и самочувствие [1, 2], ежедневная активность [3, 4], досуг [5, 6], работа и учеба [7], личные отношения [8, 9], лечение [10]. Максимальная сумма показателей по ДИКЖ составляет 30 баллов (качество жизни пациента обратно пропорционально сумме баллов). Проведенное исследование показало, что средняя тяжесть поражения у женщин, больных розацеа, на момент первичного осмотра составляла в среднем 15 баллов, в группе мужчин – 17 баллов, при этом различие между группами пациентов с тяжелой и средней степенью тяжести заболевания не было существенным.

Все женщины детородного возраста прошли обследование на беременность до начала лечения, а также подписали информированное согласие, в котором настоятельно рекомендовано предохраняться от беременности в ходе всего лечения и в течение 5 недель после его окончания. 

Больным проводились соскоб с кожи лица для идентификации клеща Demodex folliculorum/brevis, общий и биохимический анализы крови в динамике (определение уровней общего билирубина и его фракций, триглицеридов, аланинаминотрансферазы, аспартатаминотрансферазы, холестерина, щелочной фосфатазы, креатинина, глюкозы), пациенты получили консультации специалистов смежных специальностей (гастроэнтеролог, эндокринолог, гинеколог, офтальмолог). Сопутствующие заболевания: хронический гастрит – 1, язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки вне обострения – 1, хронический панкреатит вне обострения – 1, хронический холецистит вне обострения – 1, гипертоническая болезнь I–II степени – 4, СД – 1. У 83% были выявлены те или иные глазные проявления.

Пациенты были разделены на 3 группы, первая и вторая – по 19 человек, в третью вошло 18 человек. Получаемая пациентами доза изотретиноина в первой группе составляла 16 мг в сутки, во второй группе – 8 мг в сутки, в третьей – 16 мг один раз в два дня. Дозировка Акнекутана на протяжении всего лечения не снижалась в связи с купированием всех возникающих побочных эффектов наружными средствами. Длительность приема препарата составила от 16 до 20 недель. Дополнительно больным назначались Афобазол по 10–20 мг 3 раза в день в течение первых 42 дней лечения, что позволяло снизить влияние состояния нервной системы на течение розацеа. Для очищения кожи пациентов применялись специальные средства для умывания Сетафил и Физиогель или мицеллярный раствор Сенсибио H?O. Для лечения применялись крем Розамет, содержащий 1% метронидазола, и гель Демотен, в качестве средств поддерживающей лечебной косметики – крем Сенсибио AR, а в летнее время – крем Фотодерм AR SPF 50+ (производитель – компания «Биодерма»). При развитии конъюнктивита пациентам назначались глазные капли Искусственная слеза или Альбуцид, одновременно применялись Блефарошампунь для гигиены век и Блефарогель 1 и 2 – для массажа век.

Результаты и их обсуждение

Срок наблюдения составлял 18 месяцев, из которых 3–6 месяцев (в зависимости от группы больных) отводилось на лечение. В первой группе отмечалось более быстрое нарастание эффекта терапии, лечение в течение 3–3,5 месяцев приводило к наступлению клинической ремиссии, сохранявшейся длительное время после лечения. В первой группе оценка по ШДОР после 1 месяца терапии снизилась до 9 у пациентов со средней степенью тяжести розацеа и до 12 при тяжелой степени заболевания, к концу курса терапии показатели ШДОР достигали 1 у всех пациентов. Оценка по ДИКЖ к концу 5-го месяца лечения в первой группе достигала 2 баллов по всем подгруппам и у мужчин, и у женщин. Во второй и третьей группах больных клинический эффект в первые месяцы лечения был менее выраженным, и в итоге этим пациентам потребовалось более длительное лечение, продолжительность которого составила 4–5 месяцев, однако при этом больные субъективно не отмечали побочных эффектов терапии. Показатели эффективности терапии во второй и третьей группах были соизмеримы, к концу первого месяца лечения оценка по ШДОР у больных со средней степенью тяжести розацеа составила 11 баллов, а у пациентов с тяжелой степенью – 15 баллов, к концу пятого месяца лечения оценка по ШДОР достигла 2 у всех пациентов. Оценка по ДИКЖ к концу 5-го месяца лечения достигала 3 баллов по всем подгруппам как у мужчин, так и у женщин. Объективные побочные явления у пациентов различных групп были равнозначны, отмечались следующие признаки: невыраженная сухость кожи – у 20 больных (46%), хейлит – у 2 (4,4%). По результатам анкетирования пациентов можно предположить, что все побочные эффекты были связаны с индивидуальными особенностями кожи и другими факторами, не связанными с приемом препарата Акнекутан. У 2 пациентов (4,4%) во время лечения отмечались динамические изменения ряда биохимических показателей крови (АЛТ, АСТ), в целом по группе они были статистически недостоверны и при контрольном исследовании находились в пределах нормы. Следует отметить, что улучшение клинической картины у пациентов первой группы наступало обычно уже через 1 месяц после начала терапии, и с каждым месяцем оно становилось более выраженным, продолжаясь и после отмены препарата. Во второй и третьей группах улучшение отмечалось, как правило, к концу второго месяца лечения – началу третьего, хороший клинический результат наблюдали в среднем после 5 месяцев лечения.

Рецидива заболевания в течение 7 месяцев наблюдения после проведенного курса терапии не наблюдалось ни в одной из групп. Для профилактики заболевания пациентам было рекомендовано использовать специальные очищающие средства, а также средства ухода за кожей, например, крем Сенсибио AR или гель Демотен.

Заключение

В проведенном исследовании было установлено, что препарат изотретиноина, созданный на базе технологии Lidose® (Акнекутан производства компании «Ядран»), является эффективным средством терапии длительных и торпидно протекающих форм розацеа. Наилучший результат наблюдается при применении Акнекутана в дозе 16 мг ежедневно до достижения стойкой клинической ремиссии, с последующим переходом на прием по 8 мг в сутки или по 16 мг один раз в двое суток в течение месяца (1-я группа пациентов). В данной группе в ответ на лечение наблюдалась выраженная положительная динамика клинического процесса, при этом оценки по ДИКЖ и ШДОР в первой группе были ниже как во время лечения, так и после окончания терапии, по сравнению с таковыми во второй и третьей группах. Кроме того, исследование показало, что применяемый в первый месяц анксиолитик небензодиазепинового ряда положительно влиял как на общий эмоциональный фон пациентов, так и на показатели ДИКЖ, особенно в первые недели лечения, пока эффект от изотретиноина был не столь очевиден. Рецидивы заболевания в последующие месяцы наблюдения не отмечались ни в одной из групп пациентов, таким образом, в выборе режима дозирования врач может опираться на собственные предпочтения с учетом переносимости этих доз препарата пациентами, а также на свой опыт. Исходя из этих данных, препарат Акнекутан может быть рекомендован пациентам с тяжелыми, постоянно рецидивирующими и длительными торпидными формами розацеа как препарат выбора.


Источник: http://umedp.ru/articles/dermatologiya_3_2012/ispolzovanie_preparata_izotretinoina_aknekutan_sozdannogo_na_baze_tekhnologii_lidose_v_terapii_torpi.html

Розацеа. Демодекоз. Руки опускаются((

Девочки крик души просто!!! Замучила эта бяка, сил нет уже никаких((( Может быть у кого то такая же проблема? Как боретесь, чем лечитесь/лечились?

Расскажу свою историю:

К дерматологу уже как на работу. Здесь важно найти грамотного специалиста. В моём случае попался дерматолог в кавычках. Испоганила мне всю кожу на лице и ведь видела, что не помогает лечение, только хуже становилось. Но признать свою не компетентность не хотела и ставила на мне эксперименты. Результат сего лечения бордовая кожа лица с жутким отеком и гнойная сыпь. Жуть неимоверная!!! Страшные гнойники и уплотнения. Кожа уже просто болела!!! Соответственно депрессия, я старалась не подавать вида смеялась, шутила. Но уже дошло до того, что жить не хотела, я понимаю что это не выход и нужно бороться, вот до такого края я дошла((( На едине, пока никто не видел у меня уже начались истерики, рыдала белугой.

Я конечно тоже хороша, верила до последнего, «врач» же… В итоге нашла уже сама по интернету, в Твери, дерматологическую клинику «Медецинский центр им. Аваева», пролежала там 2 недели в дерматологическом отделении. И вот уже неделю я дома. Врач из отделения выписал курс лечения (на месяц), через неделю снова ехать в Тверь на прием. И это меня несколько успокаивает и вселяет надежду, но… Но проблема есть, в стационаре сняли обострение, гнойники, уплотнения, отек сошел наконец то… Господи, да я себя в зеркало начала узнавать! И вот спустя неделю опять усиливается краснота и сыпь появилась, отечность опять проявляется. На улицу выхожу как на тридцатиградусный мороз. Вот до чего чувствительная стала кожа.

Для чего я все это пишу… Хочу послушать девочек с такой же проблемой, как боретесь, чем спасаетесь? Свой опыт, родных, знакомых очень приветствуется.

Источник: https://www.baby.ru/community/view/126276/forum/post/422524845/

Роаккутан для борьбы с прыщами

Прогрессивные технологии ведения больных с угревой болезнью и постакне

Авторы:

Волкова Е.Н. 1 , Осипова Н.К. 2 , Григорьева А.А. 3 , Платонов В.В. 4

1,3,4 Кафедра дерматовенерологии Московского факультета ГОУ ВПО РГМУ Росздрава им. Н.И.Пирогова.

2 ФГУП ИПХиК МЗиСР РФ.

Угревая болезнь (acne) – хроническое заболевание, в основе которого лежит патология пилосебоцейного комплекса кожи. Участки поражения локализованы в так называемых склонных к акне зонах (щеки, нос, лоб, грудина, спина), где сальные железы наиболее активны (5).

Всеми принят тот факт, что угревая болезнь (УБ) – полифакторное заболевание. Наиболее значимые патогенные факторы – это аномальная кератинизация выводных протоков сальных желез, возросшее выделение кожного сала, приводящее к себорее, микробной гиперколонизации и воспалению (5, 6).

Сегодня имеется достаточное количество новых сведений по каждому из патогенетических факторов, однако, многие механизмы еще не ясны.

Так, не вызывает сомнения тот факт, что микрокомедоны и комедоны обнаруживают гиперкератинизацию протоков с последующей обтурацией сальных желез (6, 8, 9, 10). Однако механизм гиперпроизводства проточных кератиноцитов неизвестен. Важным фактором, который служит причиной гиперкератоза, может быть модифицированный состав кожного сала. Определены липиды-«виновники» возникновения угрей – это линолевая кислота, свободные жирные кислоты, сквален, сфингозин. Однако, существует точка зрения, согласно которой пролиферация и дифференцировка кератиноцитов также регулируется липидами. Так, ацетилированные формы сфинголипидов (церамиды) являются промоторами дифференцировки кератиноцитов, а сфингозин и сфингозилфосфорилхолин – активизируют их пролиферацию (6, 7).

Цитокины – другой важный фактор, который может стимулировать пролиферацию кератиноцитов (12, 15, 16, 17, 21). В эксперименте показано, что комедонообразование было индуцировано IL1α и блокировалось IL1 рецептором-антогонистом. Примечательно, что IL1α был обнаружен на невоспалительных участках, пораженных акне, в большом количестве. В противоположность этому, эпидермальный фактор роста значительно снижает комедонообразование in vitro (16, 18, 19).

Известно, что у всех пациентов с угревой болезнью отмечается повышенная продукция кожного сала, но оказалось, что этого недостаточно для возникновения акне. Исследованиями продемонстрировано, что у пациентов существует значительная индивидуальная гетерогенность в секреции сальных выделений, которая предполагает наличие «склонных к акне» желез (6, 13, 14).

Не вызывает сомнений тот факт, что один из патогенных факторов акне – пролиферация нормальной флоры, особенно Propionibacterium acnes (P.acnes). Акне – не инфекционное заболевание, но отмечается высокая степень корреляции себопродукции с численностью P.acnes, что определяется созданием оптимальной анаэробной среды для их роста. Однако, в ряде исследований не была установлена связь между количеством P.acnes и степенью тяжести заболевания, а также отсутствовали различия в количестве P.acnes в здоровой и пораженной коже (21). Тем не менее, важность роли этих бактерий подтверждается успехом терапии угревой болезни антибиотиками и наблюдениями, что присутствие устойчивых штаммов P.acnes ухудшает результаты лечения. Однако, остается ключевым вопрос – почему P.acnes вызывает воспаление у одних людей, а у других – нет? Зависит ли акне–воспаление от бактериологического фактора или оно связано с иммунной реакции носителя на P.acnes?

В ряде исследований продемонстрировано, что жизнеспособные P.acnes значительно повышают выделение ИФγ, ИЛ12р40 и ИЛ8 по сравнению с убитыми нагреванием P.acnes, причем ИФγ – один из незаменимых цитокинов который индуцирует эффективный иммунный ответ против бактерий и инфекционных агентов (19, 21, 22). Предполагают, что на участках, пораженных акне, отмечается и локальная гиперпродукция ИФγ. Тетрациклин, традиционное лекарственное средство при лечении акне, снижает выработку ИФγ периферийными мононуклеарами крови и это может объяснить эффективность препарата в дополнение к его известным бактериостатическим свойствам (15, 20).

Определенное внимание стало уделяться гетерогенности P.acnes, отличающихся энзимными и гемолитическими свойствами, у пациентов с угревой болезнью (21, 23).

Однако, в ряде исследований показано, что P.acne здоровых и больных угревой болезнью доноров вызывали выработку провоспалительных цитокинов. Эти наблюдения дают право предположить, что гетерогенность P.acnes не является решающей в продукции цитокинов (10, 12, 22).

Вместе с тем, недавние публикации продемонстрировали, что P.acnes выделяют различные биоактивные молекулы – энзимы и хемотаксины – которые могут играть роль в инициации и закреплении местной воспалительной реакции и даже вызывать гиперпродукцию кератиноцитов.

Однако, несмотря на присутствие в патогенезе акне бактериального фактора, многочисленными исследованиями доказано, что иммунная реакция на P.acnes более важна; не бактерии – детерминантный фактор заболевания, а реакция носителя (6, 9, 16, 17, 21). Иммунная система кожи заслуживает пристального внимания в свете дальнейшего изучения патогенеза УБ.

Таким образом, несмотря на кажущуюся изученность патогенеза УБ, получены ответы далеко не на все вопросы.

Требуют внимания и проблемы лечения.

Тактика лечения УБ зависит от возраста, пола, степени выраженности и распространенности клинических проявлений, наличия сопутствующей патологии (11, 15).

При легкой степени тяжести применяется только местная терапия в сочетании с базовым уходом: топические ретиноиды, антибиотики, антибактериальные и противовоспалительные средства. При средней тяжести – местные средства в сочетании с системными антибиотиками, антибактериальными препаратами или комбинированными оральными контрацептивами (КОК) у женщин. При тяжелых формах угревой болезни показаны системные ретиноиды – изотретиноин.

Изотретиноин (ИТ) – наиболее эффективный препарат для борьбы с акне, позволяющий воздействовать на все этапы патогенеза УБ.

Следует помнить 4 важных фактора об изотретиноине:

  1. Единственный препарат почти со 100% эффективностью при любых формах акне.
  2. Метаболизм ИТ крайне вариабелен, что делает необходимым индивидуальный подбор дозы на курс лечения для каждого пациента, т.е. отмечается межсубъективная вариабельность.
  3. ИТ относится к плохо растворимым соединениям: низкая биодоступность при приеме его внутрь натощак (до 25%) повышается после приема пищи (до 40%).
  4. В ряде исследований было показано, что степень выраженности побочных эффектов при приеме ИТ имеет дозозависимый характер.

Длительное время ИТ в составе «Роаккутана» был монополистом на фармацевтическом рынке страны. Сегодня мы в ожидании поступления новой инновационной формы изотретиноина – «Акнекутана» («Ядран», Галенский Лабораторий, Хорватия).

Разработка «Акнекутана» (АК) производилась с целью повышения биодоступности изотретиноина, уменьшения межсубъективной вариабельности при его применении, снижения числа побочных эффектов.

«Акнекутан» – это инновационная запатентованная технология «LIDOSE» – «твердый раствор», сочетающий свойства твердой оболочки препарата с характеристиками усвояемости жидкой формы (4).

«LIDOSE» – это плотная желатиновая капсула, имеющая полужидкое или вязкое содержимое.

При этом действующее вещество объединяется с амфифильными наполнителями, обладающими как гидрофильными, так и липофильными свойствами. Наполнителями являются соевое масло, гелюцир, СПАН.

Соевое масло сочетает свойства растворителя и масляного разбавителя. Гелюцир – это смесь различных эфиров, воскообразное вещество с амфифильными свойствами – и растворитель и гидрофильное ПАВ. СПАН – смесь эфиров сорбита с жирными кислотами. Это стабилизатор суспензии.

«Акнекутан» – это суспензия ИТ в жировых наполнителях, которая содержит 2 фракции: растворенную (часть ИТ растворена в смеси наполнителей) и нерастворенную (взвешенные частицы в смеси наполнителей). При этом следует учитывать, что чем выше растворенная фракция ИТ в наполнителях, тем выше его биодоступность. Именно поэтому новая лекарственная форма содержит жировые наполнители, способные частично растворить изотретиноин и повысить его биодоступность.

Известно, что изменение этапа всасывания не представляется возможным – он напрямую зависит от химического строения ИТ. Возможно изменение показателей лишь на этапе растворения.

Новая лекарственная форма позволяет получить стабильную форму изотретиноина : значительная часть активного вещества находится в растворенном виде. При контакте этой лекарственной формы с водой происходит быстрое растворение капсулы – высвобождается плотное жировое содержимое. ИТ выделяется из этого содержимого путем диффузии в результате контакта с водным раствором.

После высвобождения растворенная фракция ИТ из-за наличия амфифильного наполнителя (Гелюцир) и ПАВ (СПАН) образует тонкодисперсную эмульсию. Новая форма имеет более высокий показатель растворения действующего вещества – и как следствие – повышение количества растворенного препарата, доступного для всасывания в водной среде пищеварительного тракта.

Это приводит к увеличению биодоступности ИТ при приеме внутрь, что определяет достижение эквивалентного плазменного уровня действующего вещества в более низкой дозе.

Лекарственная форма является твердой при температуре окружающей среды: по этой причине носит название твердой дисперсии.

Фармакологические свойства «Акнекутана» достаточно изучены.

Так, проведены исследования по определению содержания растворенной фракции ИТ in vitro и наблюдению динамики концентрации ИТ в составе его оригинальной формы и «Акнекутана» в плазме крови (Рис.№1) (4).

Рис. №1

Полученные данные свидетельствуют не только об эквивалентности «Акнекутана», но и демонстрируют, что растворенная фракция ИТ в «Акнекутане» увеличена на 13,5 %.

Доступны данные по сравнительным исследованиям биодоступности «Акнекутана» и оригинальной формы ИТ, проведенные во Франции и Бельгии.

Так, в одном из двусторонних рандомизированных перекрестных исследований (SMB-ISO-SDO11), в котором применялась однократная доза «Акнекутана», использовались 2 схемы терапии («Акнекутан»-16мг, обычная форма ИТ-20мг) при условии приема препарата с пищей, была доказана биоэквивалентность «Акнекутана» по критериям оценки: AUC¥, AUCT, Cmax, Tmax (Табл. №1) (2).

Табл.№1. Исследование SMB-ISO-SD011.
Обычная форма изотретиноина Акнекутан
AUC (нг*ч/мл) =5502±2639 AUC (нг*ч/мл) =5540±1900
AUC 216 (нг*ч/мл) =5484±2626 AUC 216 (нг*ч/мл) =5526±1902
С мах (нг/мл) =387±218 С мах (нг/мл) =442±197
Т мах (ч) =4,9±2 Т мах (ч) =4,5±1
Т 1/2 (ч)=25±5 Т 1/2 (ч)=24±5

Методика другого перекрестного исследования (SMB-ISO-SDO12), проведенного на 30ти участниках в возрасте от 18 до 50 лет, предполагала 2 схемы терапии («Акнекутан»-8мг, традиционный ИТ-10мг) и однократный режим дозирования. Полученные данные также подтверждают биоэквивалентность «Акнекутана» (Рис №2) (2, 3).

Рис.№2. Исследование SMB-ISO-SDO12.
Концентрация изотретиноина в плазме
Обычная форма изотретиноина Акнекутан
AUC (нг*ч/мл)= 1926±994 AUC (нг*ч/мл)= 1740±923
AUC 216 (нг*ч/мл) =1863±893 AUC 216 (нг*ч/мл) =1682±784
С мах (нг/мл) =119±61 С мах (нг/мл) =107±37
Т мах (ч) =5±3 Т мах (ч) =5±2
Т 1/2 (ч)= 37±13 Т 1/2 (ч)= 36±10

Показательны результаты перекрестного исследования (SMB ISO-SS13) по оценке фармакокинетического профиля и биоэквивалентности «Акнекутана», проводившегося при множественном дозирование с применением 16мг «Акнекутана» и 20 мг обычной формы ИТ на фоне приема пищи (Рис №3) (3).

Рис.№3. Исследование SMB-ISO-SS013.
Плазменные концентрации изотретиноина
Обычная форма изотретиноина Акнекутан
AUC (нг*ч/мл)= 15138±7591 AUC (нг*ч/мл)= 14978±5548
AUC 216 (нг*ч/мл) =2190±896 AUC 216 (нг*ч/мл) =2174±621
С мах (нг/мл) =285±107 С мах (нг/мл) =293±99
Т мах (ч) =4±2 Т мах (ч) =5±2
Т 1/2 (ч)= 32±8 Т 1/2 (ч)= 32±7

Они однозначно свидетельствуют о биоэквивалентности «Акнекутана».

Данные клинических исследований позволяют сделать вывод о том, что капсула «Акнекутана» 8мг биоэквивалентна капсуле «Роаккутана» 10мг, а капсула 16мг – капсуле 20мг, причем очевидно снижение количества принимаемого внутрь изотретиноина на 20%, что приводит к уменьшению суточной и курсовой дозировки изотретиноина.

Демонстративны исследования, свидетельствующие о менее значительной зависимости биодоступности «Акнекутана» от приема пищи, чем у обычной формы ИТ (Рис №4) (4).

Рис. №4. Биодоступность «Акнекутана»

Результаты клинических исследований позволяют определить преимущества «Акнекутана» (Табл. №2).

Табл. №2. Преимущества «Акнекутана»

Акнекутан не лишен побочных эффектов, которые выявлены в 3х сравнительных исследованиях. Препарат абсолютно тератогенен. Но при этом не было зафиксировано таких побочных явлений, как тошнота и боль в эпигастрии, но они были отмечены у 4% пациентов, принимавших обычную форму ИТ (1, 4).

Снижение числа побочных эффектов обусловлено как инновационной оральной формой ИТ с экстрабиодоступностью (LIDOSE), которая позволяет уменьшить содержание неактивного ИТ в препарате, так и снижением суточной и курсовой дозы на 20% (схема №1).

Следует отметить, что «Акнекутан» производится в соответствии с мировыми стандартами качества GMP, но при этом он дешевле обычных форм изотретиноина за счет инновационной технологии LIDOSE, а значит – доступен для большего числа пациентов, что определяет экономическую целесообразность его применения.

Таким образом:

  • «Акнекутан» позволяет снизить однократную дозу изотретиноина на 20% – с 10 мг до 8мг с 20мг до 16 мг соответственно, и курсовую – до 100 мг.
  • Усвояемость «Акнекутана» менее зависима от приема пищи – это определяет его достаточную биодоступность, позволяет быть уверенным в усвоении препарата даже при неполном соблюдении пациентом предписаний по приему.
  • Меньшая вариабельность метаболизма изотретиноина при приеме «Акнекутана» позволяет достичь прогнозируемости эффекта от терапии при использовании препарата у конкретного пациента.

  • Библиография
    1. Hautatzt 2008 Jul; 59 (7) 579-89.
    2. Исследование SMB-ISO-SD011, Бельгия.
    3. Исследование SMB-ISO-SD013, Франция.
    4. ISOPK.03.04 Version 1.2003
    5. Plewig G, Kligman. Acne & rosacea, 3rd ed., Berlin: Springer; 2002.
    6. Zouboulis CC, Eady A, Philpott M, Goldsmith LA, Orfanos C, Cunliffe WC, et al. What is the pathogenesis of acne? Exp Dermatol 2005;14:143–52.
    7. Gollnick H, Cunliffe W, Berson D, Dreno B, Finlay A, Leyden JJ, et al. Management of acne: a report from a global alliance to improve outcomes in acne. J Am Acad Dermatol 2003;49:S1–37.
    8. Guy R, Kealey T. Modelling the infundibulum in acne. Dermatol 1998;196:32–7.
    9. Kurokawa I, Mayer-da-Silva A, Gollnick H, Orfanos CE. Monoclonal antibody labeling for cytokeratins and filaggrin in the human pilosebaceous unit of normal, seborrhoeic and acne skin. J Invest Dermatol 1988;91:566–71.
    10. Thiboutot DM, Knaggs H, Gilliland K, Hagari S. Activity of type 1 5 Alphareductase is greater in the follicular infrainfundibulum compared with the epidermis. Br J Dermatol 1997;136:166–71.
    11. Leyden JJ. Therapy for acne vulgaris. N Engl J Med 1997;336:1156–62.
    12. Kim J, Ochoa MT, Krutzik SR, Takeuchi O, Uematsu S, Legaspi AJ, et al. Activation of toll-like receptor 2 in acne triggers inflammatory cytokine responses. J Immunol 2002;169:1535–41.
    13. Jeremy AH, Holland DB, Roberts SG, Thomson KF, Cunliffe WJ. Inflammatory events are involved in acne lesion initiation. J Invest Dermatol 2003;121:20–7.
    14. Layton AM, Morris C, Cunliffe WJ, Ingham E. Immunohistochemical investigation of evolving inflammation in lesions of acne vulgaris. Exp Dermatol 1998;7:191–7.
    15. Kuwahara K, Kitazawa T, Kitagaki H, Tsukamoto T, KikuchiM. Nadifloxacin, an antiacne quinolone antimicrobial, inhibits the production of proinflammatory cytokines by human peripheral blood mononuclear cells and normal human keratinocytes. J Dermatol Sci 2005;38:47–55.
    16. Tsutsui H, Yoshimoto T, Hayashi N, Mizutani H, Nakanishi K. Induction of allergic inflammation by interleukin-18 in experimental animal models. Immunol Rev 2004;202:115–38.
    17. Yamanaka K, Tanaka M, Tsutsui H, Kupper TS, Asahi K, Okamura H, et al. Skinspecific caspase-1-transgenic mice show cutaneous apoptosis and pre-endotoxin shock condition with a high serum level of IL-18. J Immunol 2000;165:997–1003.
    18. Kim J. Review of the innate immune response in acne vulgaris: activation of toll-like receptor 2 in acne triggers inflammatory cytokine responses. Dermatol 2005;211:193–8.
    19. Jung YS, Matsumoto SE, Yamashita M, Tomimatsu K, Teruya K, Katakura Y, et al. Propionibacterium Acnes acts as an adjuvant in in vitro immunization of human peripheral blood mononuclear cells. Biosci Biotechnol Biochem 2007; 71:1963–9.
    20. Kloppenburg M, Verweij CL, Miltenburg AM, Verhoeven AJ, Daha MR, Dijkmans BA, et al. The influence of tetracyclines on T cell activation. Clin Exp Immunol 1995;102:635–41.
    21. Yoshimoto T, Takeda K, Tanaka T, Ohkusu K, Kashiwamura S, Okamura H, et al. IL-12 up-regulates IL-18 receptor expression on T cells, Th1 cells, and B cells: synergismwith IL-18 for IFN-gammaproduction. JImmunol 1998;161:3400–7.
    22. Mouser PE, Baker BS, Seaton ED, Chu AC. Propionibacterium acnes-reactive T helper-1 cells in the skin of patients with acne vulgaris. J Invest Dermatol 2003;121:1226–8.
    23. Hoeffler U. Enzymatic and hemolytic properties of Propionibacterium acnes and related bacteria. J Clin Microbiol 1977;6:555–8.

     

  • Сведения об авторах

    Волкова Е.Н. – доктор мед.наук, профессор, зав кафедрой дерматовенерологии Московского факультета ГОУ ВПО РГМУ Росздрава ([email protected]).

    Григорьева А.А. – ассистент той же кафедры.

    Платонов В.В. – ст.лаборант той же кафедры.

    Осипова Н.К. – науч.сотр. ФГ.

     

 
Источник: https://www.smed.ru/guides/70674
Еще интересное порево: